Я ревнива. Ничего не могу с собой поделать. Когда встречаю кого-то, влюбленного в этот город с той же неудержимой силой, разрываюсь между гордостью за любимого («Какой же он! Вот еще один прекрасный человек не смог перед ним устоять!») и ревностью («Ну как ты можешь чувствовать мои чувства, говорить моими словами, испытывать к этому городу то же, что и я?»). И все-таки любовь объединяет крепче дворцовых заговоров. Ревность отступает перед взаимным узнаванием: «Ну вот и ты тоже… а теперь давай поговорим о том, какой он удивительный, этот город!».

К Светлане Котелковой я – честно признаюсь! — ревную Белград уже не один год. Достаточно почитать ее посты в ЖЖ (уже не активен, но все еще открыт для желающих), чтобы влюбиться в город. В сотрудников зоопарка и в соседей, угощающих ракией прямо через окошко в ванной. В полицейских, которые даже в участке напоят кофе, и в блюзовых музыкантов. В закаты и в знаменитых белградских собак, больше которых в этом городе любят только детей. С зарисовок и фотографий жж-юзера под ником «Garpia» началось мое знакомство с Белградом еще тогда, когда Сербия даже не значилась в списке стран на ближайшие три года.

Мы встречаемся на автобусной остановке в селе Черевич, и по дороге к своему дому Света спрашивает: «А у тебя какая история?». Выслушивает признания о любви с первого дня, качает головой: «Вот и у меня точно так же!».  Хотя, разумеется, не точно так же. Для Светланы этот город начался с любви к фотографии и блюзовой музыке. Совершенно случайно.

«В губную гармошку я влюбилась еще до Белграда. Друзья, с которыми мы вместе работали в зоопарке, пригласили меня послушать блюз и пофотографировать – еще в Москве. А тогда к нам приехал выступать один извеcтный сербский блюзовый музыкант. Ему потом так понравились мои фотографии, что меня позвали снимать на блюз-фест в июне, уже в Сербии. Знаешь, когда вышла из аэропорта Николы Теслы и вдохнула сербский воздух, сказала себе: «Я здесь хочу жить». А вернулась в Москву, так думала, что просто сдохну. На улицу не хотела».

На День рождения Светлана подарила себе авиабилеты в Город.

«Пусть на неделю, но в Белград. Я тогда готова была влюбиться во все, чтобы было связано с этим городом». Влюбилась – в мужчину, так и не ставшего мужем. Вернулась в Москву, потом еще раз прилетела на выходные. Предложение выйти замуж последовало быстро. Для еще большей складности и соответствия заголовку сказать бы, что это и был тот самый музыкант-харпер. Но нет, другой мужчина. Когда окончательно станет понятно, что брак не работает, неслучайный Белград покажется в виде гостя хозяина квартиры, которую снимала пара. Весьма нетрезвый проводник белградской магии просто заберет Свету ночевать к себе – ключевое слово «просто» («И вообще, когда протрезвел – оказался нормальным мужчиной!»), — а на следующей день покажет ей гарсоньерку на съём, с которой тоже будет связано немало приключений.

Но это уже потом, а пока что Светлана ищет новых владельцев для своих животных, оформляет гостевую визу и покупает билеты на международный поезд для себя и собаки Рыжей. В одну сторону.

Кстати, о собаках. В разные времена у Светы жили не только собаки, но и пауки, жабы, хамелеоны, змеи, скорпион. Даже сова и капский варан. Сейчас у нее живут два шустрых хвоста: хорватский пинчер Стич и сербская беспородная собака Шара. Оба – тоже совершенные случайности: Стич – автомобильный «выкидыш». Сначала его приютила у себя подруга подруги, а потом совместно обеспечивали переправку из Хорватии в Сербию. Шара – тоже «выкидыш», ее оставили хозяева, уехавшие из дома после летних каникул. Света ездила к собаке так часто, как могла. Приучила ее, дичавшуюся людей, снова доверять человеку, и забрала жить к себе.

10941517_10202415029015368_8613949374594957486_n

Про белградские «случайности» мы говорим много. Например, волонтерство в зоопарке мечты – именно таким показался Свете белградский зоосад. История эта тоже, кстати, началась с фотографии. Светлана – замечательный фотограф. Ее снимки животных я лично готова пересматривать и пересматривать. Особенно если с комментариями самого фотографа: вот холеный барин барсук Йоца, вот носуха с замечательно подвижным носом, вот ворчливый и вообще-то опасный медвежонок Бубу, а вот лисёнок Цолэ, которого нужно социализировать… Сначала Светлана приезжала в зоопарк гулять и фотографировать. А потом – снова немного белградской магии! – у вольера с жирафами ее окликнул местный ветеринар, сказал, что видел ее снимки, и вообще, не хочет ли она зайти к жирафам? На следующий день Света ехала на встречу с директором зоопарка, чтобы договариваться о волонтерстве. Директор (как это по-сербски!) был обнаружен не в своем кабинете, а в кафане вместе с коллегами. Будущего волонтера кормили, поили, угощали сигаретами, общали несколько часов и пригласили выходить работать с понедельника.

10411323_10201261921828409_2177681137400418842_n

А вот другая мечта, которая осуществилась буквально за два дня – свой дом. Как-то случайно оказалось, что знакомый знакомых купил дом на Фрушке горе, но не живет в нем, а дому нужен человек. «Тогда мне показалось, что это рай на земле. Я на следующий день поехала смотреть дом, а еще через день переехала. Сейчас-то я четко знаю, какой дом не должен быть». — «И какой же?» — «Ну… это надо видеть тот дом!». Собственный дом, куда Света въехала не смотрителем, а полноправной хозяйкой, нашелся позже в селе Черевич. Еще у ворот (с совами на столбах!) чувствуется, сколько любви в этот дом вложено. Светлана переделывала в нем все. Мы пьем пиво и едим черешню на террасе. Деревянную мебель делал один полицейский из Нови-Сада. Такое вот у него хобби, дающее еще и прибавку к зарплате. «Видишь вот эту скамейку? Она не на продажу была, его собственная. Но мне она так понравилась, что я сказала, что готова заказать мебель только если он мне продаст скамейку». Сначала Горан не соглашался. А потом все-таки продал.

«Знаешь, у меня с Сербией все складывалось само собой. Как будто кто-то волшебной палочкой машет. Как будто кто-то говорит: «Нет времени сомневаться! Давай!». И это «Давай» обязательно сбывается, если шагнуть ему навстречу и не сопротивляться. Правда, по дороге оно потребует усилий. Нужно будет продираться через возникающие трудности. Нужно будет многое делать. Но все это стоит того, когда все-таки получается желаемое.

«Скучаешь по Белграду?» — «Скучаю. Я бы жила где-нибудь за городом, но близко к Белграду, чтобы ездить туда, когда захочется. В нем в нужной мне степени сочетаются цивилизованность и атмосфера небольшого города». – «А вернуться в Москву хотелось бы?» — «Нет. Не хочу. В идеале, я бы хотела прожить здесь до конца дней». Светлана рассказывает о том, к чему она никак не может привыкнуть. К сербской необязательности («Не привыкла и не хочу привыкать!»), к различию интересов, к тому, что не получается близко сдружиться с местными. Не хватает профессиональной тусовки, и Света скучает по московским террариумистам. А еще – разница между мужчинами в России и в Сербии. «Сербы – феерические отцы. Я не знаю, существуют ли в мире отцы лучше. Но меня-то больше волнует, какие они мужья».

Есть, конечно и то, что не хочется менять. «Спокойствие, например. Когда можно ночью куда-то пойти с фотоаппаратом и снимать. И ничего не будет. Здесь вообще чувство опасности быстро атрофируется».

27193_1165672000296_4155193_n

Когда я сижу на автобусной остановке в Черевиче и жду свой рейс на Белград, думаю, что я уже совсем не ревную. Во-первых, ну никак нельзя испытывать какой-то негатив по отношению к Светлане! А во-вторых, нечего ревновать. У каждого из нас, приключенцев по любви, своя история и свой Белград. Любим мы каждый свой город. Проживаем свои отношения с ним. Принимаем от него то, что он дарит, и каждый раз этот подарок – уникальный, только для тебя, ни у кого такого нет.

«Я вам хочу сказать, — пишет Света в ЖЖ, — что я очень люблю этот город. И люблю в разы сильнее, чем всего лишь полгода назад, когда я просто с ума по нему сходила, считая его почти нереальным, даже скорее сказочным. Сейчас он перестал быть для меня сказкой. Я узнаю о его недостатках и проблемах, пытаюсь понять его все еще непонятных жителей и постепенно учусь жить без черного хлеба и селедки. И с каждым днем этот город становится все больше моим. Хотя с самого первого дня своего самого первого приезда сюда я поняла, что это мой город. Просто тогда я еще не ожидала от себя, что у меня хватит решимости бросить Москву и все, что мне было дорого.Мне кажется, я отношусь к этому городу, как к очень-очень сильно любимому человеку. Чем дольше общаешься с ним, тем сильнее начинаешь любить. И даже его недостатки кажутся милыми и вызывают не раздражение, а лишь желание обнять и приласкать. Я испытываю сейчас то, что, наверное, хотя бы раз в жизни должна была испытать к какому-нибудь мужчине. Но, похоже, масштабность в моих действиях — это судьба… Если уж завожу животных дома, то целый зоопарк. Если уж загораю, то непременно до черноты. Если уж по-настоящему влюбляюсь, то в целый город».

IMG_0369

Комментарии из Facebook