Breaking news
  • No posts where found

Наши проекты

Дунай, море моё

Белград – это Дунай, что мерцает, ударяясь о каменные стены острова Ада Хуя. Мы с Ним здесь во второй раз, и Он спрашивает меня, не заражено ли это место. В его переводе это значит: «Была ли ты здесь с тем, который пришёл после», когда я от Него ушла. Не выносит его, что поделать. Дорогой ты мой теперь уже друг, бывший любовник, в Белграде мало незаражённых мест, ведь если прожить здесь

Беба Лончар. Дама не бывает одна

Белград – это когда с утра пораньше на стене приёмного покоя частной клиники ты вдруг видишь два рисунка Момо Капора. Знаете, эти его рисунки тоникими линиями? Конечно, знаете. Сущее замешательство, лохматый клубок, спутанные нити небрежности, которые выглядят, словно головоломка из нашего детства. И вот я жду, чтобы в современно оборудованном кабинете хиропрактик вправил все мои кости, и смотрю на рапсодию Капора, в которой явственно и ярко проявляются лики женщин из

«Лица Белграда» в Нови-Саде и советы писателям

Уважаемый глав(в)ред настоятельно предлагал взять написание сегодняшнего «утра» на себя. «Давай, — говорит, — я напишу скучно как-нибудь, и по тебе еще сильнее соскучатся». Я на это пойти не смогла! Вы же и так по мне скучали, правда? Цитата дня [«Если хорошо подумать, этот город не слишком-то подходит людям с серьезными профессиями – политикам, экономистам, юристам, планировщикам, ученым и т.п., но правда идеален для писателей! Белградским писателям вообще не надо

Десять причин моей любви

Признаваться Белграду в любви очень сложно. Нет, я его люблю, конечно, но почему-то боюсь всё испортить слишком частыми признаниями. Слова станут заезженными и обыкновенными. И мы этим потеряем друг друга. В 2011 году в моем дневнике была такая запись: «Любить этот город просто, ненавидеть его еще проще. Каждый день я по сто тысяч раз испытываю и первое, и второе, зачастую касательно одних и тех же вещей». С тех пор мало

Истории из белой эмиграции

Валентина Савич – настоящий потомок белоэмигрантов. Родителей ее папы увезли из охваченной революции Россией маленькими детьми, познакомились они уже в Белграде. Мы с Тиной – второе поколение Савичей и Мартыновых, которые нежно дружат с самого детства. Наши отцы познакомились в 1960-х, когда дядя Миша (тогда никакой не дядя, конечно) упал с велосипеда и громко высказал все, что он об этом думал крепким русским матом, а папа обрадовался родной речи посреди

Романа Царан: Истории с фехтования и другой планеты

Канал РТС однажды назвал Роману Царан «девушкой с сотней интересов». После выхода той статьи прошло пять лет, и определенно настало время поменять цифру с сотни, например, на тысячу. Впрочем, сначала я бы заменила слово «девушка» на «женщина» — дело не в возрасте, а в зрелости, самостоятельности и храбрости жить именно так, как она задумала. Затем я бы добавила, что Романа – лучшая фехтовальщица в Сербии, она до опасного хорошо обращается

Иван Гаврилович: Истории со сцены и из-за кулис

Мы с Иваном Гавриловичем познакомились в гримерке. Неожиданное начало, я согласна, но, если честно, здорово было болтать, сидя в креслах телеканала «Гранд», будто мы знакомы лет сто, не меньше. Я рассказывала о выставке «Лица Белграда», которую мы в тот день продвигали, он – о своем новом клипе. Пару недель спустя мы выпили по паре чашек кофе, приправленного той же позитивной энергии, а потом, наконец, наступило время этого интервью. Я рада,

I Will Survive

Ресторан «Со и бибер» («Соль и перец») удивляет лютым несоответствием окружения и декора. Старо саймиште похоже на окраинный район маленького российского городка: приземистые здания технического назначения (шиномонтаж, заправка…), стройки, огороженные проволокой частные — мне непонятно, чьи именно — территории, сиротливые автобусные остановки, ларьки с быстрой едой и миниатюрные магазинчики, упорно напоминающие сельпо. Приходится напоминать себе, что вот за этой линией кустов — сверкающий разноцветным неоном торговый центр «Ушче», людная набережная

Истории из бара. Три закона отличной вечеринки

Владимир Досен работает барменом больше 20 лет – начал в 18, выбирая между алкоголем и кларнетом, а сейчас ему уже 40. Тогда, в конце 1990-х у него не нашлось нескольких тысяч евро на концертный набор инструментов, и о музыкальной карьере пришлось забыть. Теперь он мечтает открыть собственный бар, даже два. Один будет называться «KonoBar» (игра слов, официант по-сербски konobar – прим. В.М.) и работать 24/7, чтобы все, кто и сам

София Живкович: «Я слышу истории Белграда»

Знакомство с Софией Живкович стало для меня своего рода откровением. Это было, как будто я установила непосредственный контакт со старым Белградом, который до той поры был мне знаком только по книгам. Самое же удивительное, что речь идет не о пожилой даме, а о девушке моего возраста, с похожими интересами. София – шестое поколение своей семьи, которое связано со столицей. К счастью для любопытствующих вроде меня, будучи писателем, она охотно делится

Како да не!

Есть в сербском такое выражение, «Како да не!». Произносится экспрессивно в ответ на какой-нибудь вопрос или просьбу. Я обожаю это «Како да не!». — Будет удобно, если я подъеду в 7? — Како да не! — Вы бы не могли мне помочь? — Како да не! — А у вас остались такие вкусные мятные шоколадки, я их два дня назад у вас покупала? — Како да не! Не просто «да».

«Белград забирается мне под кожу»

На момент записи этого интервью Маша Жирновская еще не стала нашим постоянным колумнистом, и мне казалось, что это уникальная возможность узнать, как ей живется – урожденной белградке с московским бэкграундом и интернациональной душой. Для начала оказалось, что у Маши нельзя курить (у меня, кстати, тоже, так что я только «за»). А как же сербская фишка, что гостям можно курить и не разуваться? Можно. Но не в моем доме. Я никогда

Этот город — самый лучший город на Земле, или мой Нови Сад

Поздним январским вечером, ровно год назад, мы с мужем попивали вино на кухне и гадали, где же нам обосноваться после переезда в Сербию. Лозница? Нет, слишком мала, да и что мы о ней знаем? Белград? Наверняка велик и суетлив – столица все же. А пробки и толпы, как ни крути, отнюдь не числятся в списке наших жизненных приоритетов. Значит, остается Нови Сад – сравнительно небольшой, но по-европейски аккуратный городок, центр

Вылечить большие печали

От автора: однажды глав(в)ред ЮгоСлова Димаш попросил меня написать о выставке Каролины Гнивек. «Принимай колонку, — ответила я через несколько дней. — Правда, магия какая-то. О чем бы я ни писала, все равно получается о том, какой охрененный Белград». На что Димаш не стесняясь предложил мне переименовать мой блог в «Охрененный Белград». Не знаю, как насчет блога, но соответствующий тег пора вводить… «А что делать-то в Белграде целую неделю?» —