Breaking news
  • No posts where found

Наши проекты

Сто дорог: Винная дорога от “Сербской Шампани” до “Сербской пустыни”

Сербская земля богата, сербское солнце щедро, а люди здесь ценят лозу и благородный напиток, который она даёт. Во всех уголках Сербии, от самой северной точки в Воеводине до самой южной в Метохии, в больших городах и крохотных деревушках есть винодельни, в погребах которых созревают сотни сортов вина. Да, мы не ошиблись! Энологи насчитывают их до семисот — красных и белых, сухих и десертных, полученных от “домашних” лоз и от привезённых.

«Сто дорог»: Via Diagonalis — первая из тех, что ведут в Белград

Она называется Via Diagonalis, и во многом, она и есть та самая диагональ, по которой кроилась и шилась история Балкан. На момент своего появления, эта дорога вела римские легионы из Европы в Малую Азию; спустя четыре века она же вела визайнтийскую армию из Константинополя в сердце Балкан; ещё через восемь веков отряды крестоносцев шли по ней, всё ещё действующей, к стенам Константинополя; а в 1521 году именно её использовали турки-османы,

Сто дорог

Балканы — «плавильный котёл» Европы. На одном пятачке тут можно найти следы кельтов, иллирийцев, греков, болгар, венгров, сербов, турок, венецианцев, русских… И каждая культура оставила после себя интересные артефакты, памятники, архитектуру. Балканы — перекрёсток цивилизаций. Одними и теми же дорогами тут проходили армии и торговые караваны. Рядом с военными крепостями вырастали мирные города. И каждая крепость, каждый город по-своему уникальны и интересны. В новом проекте портала Jugoslovo.com «Сто дорог» мы

«Лица Белграда» в Нови-Саде и советы писателям

Уважаемый глав(в)ред настоятельно предлагал взять написание сегодняшнего «утра» на себя. «Давай, — говорит, — я напишу скучно как-нибудь, и по тебе еще сильнее соскучатся». Я на это пойти не смогла! Вы же и так по мне скучали, правда? Цитата дня [«Если хорошо подумать, этот город не слишком-то подходит людям с серьезными профессиями – политикам, экономистам, юристам, планировщикам, ученым и т.п., но правда идеален для писателей! Белградским писателям вообще не надо

Истории из белой эмиграции

Валентина Савич – настоящий потомок белоэмигрантов. Родителей ее папы увезли из охваченной революции Россией маленькими детьми, познакомились они уже в Белграде. Мы с Тиной – второе поколение Савичей и Мартыновых, которые нежно дружат с самого детства. Наши отцы познакомились в 1960-х, когда дядя Миша (тогда никакой не дядя, конечно) упал с велосипеда и громко высказал все, что он об этом думал крепким русским матом, а папа обрадовался родной речи посреди

Романа Царан: Истории с фехтования и другой планеты

Канал РТС однажды назвал Роману Царан «девушкой с сотней интересов». После выхода той статьи прошло пять лет, и определенно настало время поменять цифру с сотни, например, на тысячу. Впрочем, сначала я бы заменила слово «девушка» на «женщина» — дело не в возрасте, а в зрелости, самостоятельности и храбрости жить именно так, как она задумала. Затем я бы добавила, что Романа – лучшая фехтовальщица в Сербии, она до опасного хорошо обращается

Иван Гаврилович: Истории со сцены и из-за кулис

Мы с Иваном Гавриловичем познакомились в гримерке. Неожиданное начало, я согласна, но, если честно, здорово было болтать, сидя в креслах телеканала «Гранд», будто мы знакомы лет сто, не меньше. Я рассказывала о выставке «Лица Белграда», которую мы в тот день продвигали, он – о своем новом клипе. Пару недель спустя мы выпили по паре чашек кофе, приправленного той же позитивной энергии, а потом, наконец, наступило время этого интервью. Я рада,

Истории из бара. Три закона отличной вечеринки

Владимир Досен работает барменом больше 20 лет – начал в 18, выбирая между алкоголем и кларнетом, а сейчас ему уже 40. Тогда, в конце 1990-х у него не нашлось нескольких тысяч евро на концертный набор инструментов, и о музыкальной карьере пришлось забыть. Теперь он мечтает открыть собственный бар, даже два. Один будет называться «KonoBar» (игра слов, официант по-сербски konobar – прим. В.М.) и работать 24/7, чтобы все, кто и сам

София Живкович: «Я слышу истории Белграда»

Знакомство с Софией Живкович стало для меня своего рода откровением. Это было, как будто я установила непосредственный контакт со старым Белградом, который до той поры был мне знаком только по книгам. Самое же удивительное, что речь идет не о пожилой даме, а о девушке моего возраста, с похожими интересами. София – шестое поколение своей семьи, которое связано со столицей. К счастью для любопытствующих вроде меня, будучи писателем, она охотно делится

«Белград забирается мне под кожу»

На момент записи этого интервью Маша Жирновская еще не стала нашим постоянным колумнистом, и мне казалось, что это уникальная возможность узнать, как ей живется – урожденной белградке с московским бэкграундом и интернациональной душой. Для начала оказалось, что у Маши нельзя курить (у меня, кстати, тоже, так что я только «за»). А как же сербская фишка, что гостям можно курить и не разуваться? Можно. Но не в моем доме. Я никогда

«Бог слышит лучше, когда я ору»

У поэта Милана Миятовича язык без костей, даже Супермена в одном из своих стихотворений он обозвал «пиздой», потому что тот не умеет страдать. Впрочем, и о себе Милан говорит, что поэта из него делает фрустрация. В остальное время он мужчина, системный администратор и глава общественной организации «Поэзин». Последняя объединяет тех, кто не читает свои стихи, а исключительно выступает с ними – слэмеров, которые следуют двум правилам: нельзя держать бумажку в

Галатея Момо Капора

Пока был жив писатель и художник Момо Капор, его супруга Лиляна практически не давала интервью – в своих книгах и картинах он говорил за них обоих. После смерти мастера, Лиля делает все, чтобы его имя не было забыто: уже прошли три выставки, в городе появились улица имени писателя и мемориальная табличка на доме, где он жил, ежегодно вручается литературная награда «Момо Капор». Вдова готова общаться и с журналистами, подчеркивая, однако,

Soul Kitchen: Ученый, который мечтал стать поваром

Шветанк Пандей – не только мой дорогой друг, но и один из умнейших людей, которых я знаю. Неудивительно, что понять, чем именно он занимается в Белграде, мне удалось далеко не сразу. Все, что я могла сказать до этого интервью: «Пишет докторскую про изобретение какого-то нового материала». Маловато для журналиста, не говоря уже о друге. Так что выбирать, какой вопрос задать первым, не пришлось. Ты просила использовать очень простые слова. Тогда

Дом, который построил Роберто

Когда спускаешься от остановки Зелени-венац с ее снующими автобусами вниз по улице Королевича Марко, среди затрапезных бетонных домиков с правой стороны выхватывает взгляд кроваво-красная стена с силуэтом черного испанского быка. Но то любопытная неожиданность для случайного прохожего, а для альтернативной белградской публики это дом – хорошо знакомое место, куда можно зайти сильно заполночь, чтобы послушать небанальную музыку, посмотреть перформанс или просто пропустить рюмку-другую в компании людей со всего света. Бессменный