Сегодня Всемирный день цыган. И хотя я не люблю «датские посты», но об этом Человеке хочу напомнить вам, друзья мои, ещё раз. О Бранко Винтере, спасшем от газовых печей Освенцима несколько тысяч человек.

О Бранко Винтере книг не написано и фильмов не снято. Всё, что сохранила для нас история, – это разрозненные воспоминания жителей Обреноваца, современников страшных событий военного лихолетья, да потрескавшаяся могильная плита на местном кладбище. Удивительно неблагодарными бывают потомки. Удивительно.

… В начале двадцатого столетия симпатичный молодой человек по имени Йоца Михайлович отправился на учёбу в Вену. Не только знаниями обогатил свой ум сын торговца из Обреноваца, но и обзавёлся новыми приятелями, одним из которых стал уроженец Офенберга Франц Винтер. Лёгкий на подъём австриец принял приглашение своего сербского друга и отправился с ним в Обреновац, где и влюбился с первого взгляда в красавицу Зору, сестру Йоцы. Любовь его была так сильна, что он, не раздумывая, переселился в Сербию, принял православие и даже сменил имя на сербское – Бранко Винтерович. Сначала молодые поселились в Вальево, где Винтер занял одну из чиновничьих должностей, а несколькими годами позже вернулись в Обреновац, и Бранко стал работать у купца Живановича, известного торговца зерном.

Семья Винтеров мало чем отличалась от остальных обреновчан. Честно работали, растили детей, отмечали Славу и другие православные праздники, обменивались с соседями кофевизитами. И разве что небольшой акцент выдавал происхождение гостеприимного хозяина. Всё делили Винтеры со своим городом: и радости, и горе. Во время Первой мировой Бранко служил поручиком в сербской армии, прошёл Солунский фронт и навсегда возненавидел войну. Но первая половина прошлого века мирным временем людей не баловала. Да и летело оно быстро: не успел оглянуться, а двадцатые годы прошли, тридцатые пролетели. Вот уже и Пасху в сороковом отпраздновали…

….Когда фашисты заняли Обреновац и разместили здесь свою комендатуру, скромный чиновник Бранко Винтер был назначен при ней переводчиком. Не по своей воле, конечно. Оккупация в Обреноваце ничем особым не отличалась: введение нового порядка сопровождалось теми же реками крови. Расстрелы заложников, грабежи, решение «еврейского вопроса» и прочие этнические чистки – через всё прошёл наш город. Кто-то брался за оружие, кто-то старался тихо переждать, кто-то принимался доносить на своих соседей — одни из страха, другие из желания выслужиться перед новыми хозяевами.

Как-то пришёл в комендатуру житель села Конатица: желаю, мол сообщить нечто важное господину коменданту. Вызвали переводчика. «Селяк» стал быстро-быстро перечислять имена соседей, которые скрывают от новых властей оружие, обещал и места показать, где оно закопано. Выслушал его господин Винтер и, отвесив несколько пощёчин, вытолкал за дверь. А удивлённому офицеру объяснил: мужик жаловался, что у него украли курицу, посмел по такому ничтожному поводу отрывать господина коменданта от важных дел!

Так в «списке Винтера» появились первые имена спасённых им людей. А сколько ещё было подобных случаев? Ведь каждое утро по дороге от дома до рабочего места господин переводчик встречал множество молящих о помощи жителей, и для каждого он старался сделать всё, что мог. Предупреждал о планируемых обысках и арестах, снабжал документами, помогал с работой, гарантирующей, что человека не отправят на рабский труд в Германию.

В 1943 году в комендатуру Обреноваца пришёл приказ: очистить город от цыган. Проще говоря, приписывалось всех «недочеловеков» депортировать в концлагерь. Задача эта не казалась коменданту сложной: в Обреноваце существовала так называемая «Музичка колония», в которой жило несколько тысяч «ромов», в основном, музыкантов, отсюда и название посёлка — Музыкальный. Достаточно было окружить его, согнать всех жителей в колонну и отправить на железнодорожную станцию, где уже ждал товарный эшелон. Скорее всего, так бы всё и было, не вмешайся в происходящее Бранко Винтер. Как удалось простому переводчику спасти несколько тысяч человек, мы доподлинно не знаем. Версий существует множество. По одной из них, Франц посоветовал цыганам накануне облавы закрыться в своих домах, притворившись больными, потом сообщил в комендатуре об эпидемии, и напуганные каратели так и не привели свой чудовищный план в исполнение. Другая версия больше похожа на легенду.

Говорят, что узнав о предстоящей депортации, Винтер пригласил коменданта и нескольких офицеров на обед. Блюда были фантастически вкусными. Расчувствовавшийся комендант выразил желание познакомиться с кухаркой, и ему была представлена Ольга Васич, молодая и очень красивая блондинка, которая, тем не менее, была цыганкой. Узнав о национальности «куварицы», офицеры были несказанно удивлены. А Винтер тут же предложил посетить «Музичку колонию», чтобы истинные арийцы убедились, что живущие там люди могут быть полезны Рейху, потому что все они очень талантливы и живут отнюдь не воровством.

На следующий день в посёлок нагрянула «инспекция». В двух легковых автомобилях прибыли комендант и его сопровождение, за ними следовало несколько грузовиков с солдатами, готовыми в случае, если «ромы» провалят свой страшный экзамен, тут же приступить «к работе». Предупреждённые жители встречали зловещих гостей в своих лучших одеждах, скрипки были настроены, аккордеоны и трубы начищены, воистину — помирать, так с музыкой. Очевидцы говорят, что никогда раньше «колонисты» не играли «столь отчаянно и столь прекрасно», а танцующие народное коло девушки, казалось, были невесомы и просто парили над землёй. Потом вышел скрипач Любомир Васич Ица, прозванный за свой талант Соловьём, и сербские мотивы сменила музыка Легара и Штрауса. Когда зазвучало знаменитое «На прекрасном голубом Дунае» сам комендант пришёл в восторг и наградил исполнителя аплодисментами. Ну, а пришедшие на смену вальсу немецкие песни подхватили уже и солдаты. Приказ о депортации был отменён. Вернее, его исполнение отложено до дальнейших распоряжений.

Какая версия истинна – выбирайте сами, друзья мои. Но факт остаётся фактом: скромный переводчик Бранко (Франц) Винтер спас в те дни от истребления несколько тысяч человек!

После войны, конечно, никому и в голову не пришло судить его за помощь оккупантам. Бывший переводчик продолжал скромно жить в Обреноваце, где и скончался в 1955 году. Похороны были «громкими»: проводить господина Винтера в последний путь тогда вышел весь город. Но время летело. Умерла Зора Винтер, уехали из Обреноваца его дети, да и многие из спасённых цыганских семей перебрались в другие города, а то и страны. «И многое было забыто…»

Могила Бранко заросла травой, плита треснула и надпись на ней уже не читается. Его имя упоминалось только в протяжной цыганской песне о прошедшей войне. И только когда совсем недавно, 20 февраля 2014 года, журналист Слободан Стоичевич опубликовал на фэйсбуке на странице «Перило Забрежье» рассказ «Аплодисменты вместо смерти», о переводчике, спасшем тысячи жизней, снова заговорили. Шестого мая, в Джурджевдан, в Доме культуры бывшей «Музичкой колонии», которая теперь называется посёлком «14 октября», была открыта памятная доска, а местный совет принял решение о выделении средств на содержание могилы Бранко Винтера. Так и хочется сказать: «Наконец-то!»…

… Только мне в голову приходит другое: помимо знаменитого «Списка Шиндлера» было и множество других. Список Винтера или, как бы сказали в Сербии, «Винтерова листа» — тому подтверждение. И абсолютно не важно, из скольких имён они состояли: тысяч, сотен, десятков. Ведь если ты спас хотя бы одного человека, ты сохранил жизнь не только ему, но и его детям, внукам, правнукам.
Это так много — спасти хотя бы одного.

Комментарии из Facebook