Первые новисадские. Интересные факты из городского прошлого

Трудно поверить, что когда-то всего того, что мы воспринимаем как должное, не существовало. Не горели яркими огнями широкие мосты, перекинутые через Дунай, и не курсировали, выстраиваясь в очередь, городские автобусы. Не было многочисленных конкурсов красоты и не считались обыденными измены. Как же появились первые в Нови-Саде парикмахеры и когда женщины стали регулировать дорожное движение? Что произошло при открытии первой общественной палаты и в каком режиме работал водитель первого городского автобуса?

Первые новисадские парикмахеры

Первые брадобреи появились в Нови-Саде еще в XVIII веке – они выполняли ряд медицинских вмешательств и «подрабатывали» хирургами. Парикмахеры вырывали зубы, пускали кровь больным и ставили пиявок. В городе часто напевали: «Брадобреи – первые люди, это знают все. Не каждый может стать парикмахером, для этого нужен талант». Среди мастеров преобладали сербы, но этим ремеслом зарабатывали на жизнь и венгры, и немцы, и хорваты, и словаки, и русины, и чехи, и даже один русский – Большой Петр. Постоянным клиентам выделялись отдельные полотенца, щетки для бритья, собственные упаковки крема, одеколона и пудры. В салонах была возможна предоплата по карточкам, дававшим право на скидку. 16 июля 1919 года в Нови-Саде были приняты Правила для всех парикмахеров – их копия должна была находиться на видном месте в каждой мастерской. За нарушение любого из 20 пунктов был предусмотрен штраф или арест. Правила запретили брадобреям заниматься медицинскими услугами и предусматривали отдельное разрешение для бритья мертвецов.

Первый мост через Дунай

Аптекарь Франц Шамс, австрийский военный чиновник из Петроварадина, описывал в своих мемуарах Нови-Сад в начале XIX века. Рассказывал он и о понтонном мосте, соединявшем крепость с королевским свободным городом. «Миновав главную караульную, где дежурила целая компания с двумя пушками, и выйдя через высокие сводчатые новисадские ворота, мы видим мост, составленный из 32 понтонов – его длина насчитывает 420 шагов. Учитывая выносливость и внешний вид, можно утверждать, что это, без сомнения, самое лучшее из подобных сооружений в Австро-Венгерской империи. Весной, во время установки моста к Варадину (на зиму его демонтировали), устраивался большой парад. На одном берегу появлялся генерал, на другом – градоначальник. Играла военная музыка. А когда мост был возведен, чиновники торжественно жали друг другу руки. У конструкции постоянно дежурили понтоньеры во главе с офицером – они следили за тем, чтобы внушительная конструкция, связанная воедино канатами и цепями, служила так, как следует. Ширина моста была достаточной для того, чтобы на нем могли разминуться два груженых транспорта. Хуже всего было пешеходам, вынужденным обходить повозки – для них не был предусмотрен отдельный проход со стороны. Жители Нови-Сада и Петроварадина пересекали мост бесплатно, а иностранцы, евреи и торговцы были вынуждены платить мзду. По ночам мост освещался во избежание несчастных случаев».

Первая новисадская общественная палата

Никола Танурджич, владелец Танурджичевой палаты – первого в городе многофунционального комплекса с собственным кинотеатром, отелем, квартирами и офисными помещениями, был известным сербским торговцем. Он снабжал королевский двор мехами и лучшими тканями и, говорят, приятельствовал с самим Александром Карагеоргиевичем. Свое любимое детище, спроектированное лучшим инженером того времени Джордже Табаковичем в стиле рациональной архитектуры (упрощенного Баухауса), Никола посвятил ему – королю-объединителю и верному другу. Здание, заложенное на неудобном, хотя и выгодном месте – на углу ул. Змай Йовина и Илие Огняновича – стало вызовом для строителей и проектантов. Им приходилось создавать инновационные для Югославии архитектурные решения. Но неприятности Танурджича не закончились с постройкой. Во время торжественного открытия Танурджичевой палаты в 1934 году бутылка, брошенная с силой с большой высоты на удачу, не разбилась. Гости грустно качали головой – это явно было недобрым знаком. И верно: многие из жителей здания стали жертвами военных Новисадских репрессий, а сама Палата была национализирована вскоре после Второй мировой войны.

Первая прелюбодейка в истории Нови-Сад

Брачные узы для новисадцев и прежде не были святыми и нерушимыми. Причиной для развода могли стать раздельное проживание и отсутствие интимных отношений. В архивах сохранилась запись об измене, датированная 1749 годом. Некая 40-летняя Й.К., уроженка Сегеда, была официально признана прелюбодейкой. Когда муж отправился на военную службу, где провел 15 лет, она стала сожительствовать с управляющим имения сегединских францисканцев и родила от него сына. Вернувшись домой и прознав об измене, официальный супруг немилосердно избил женщину. Она решила повеситься на вербе на новисадском еврейском кладбище, но, к счастью, была вовремя спасена приятельницей. На этом история не заканчивается: муж обратился к властям с просьбой схватить злодейку, но спустя некоторое время отозвал жалобу и согласился принять супругу назад. Этим он спас ее от верной смерти: в то время измены сурово наказывались.

Первый водитель автобуса

В 1910 году Новисадкая электроцентраль, принадлежавшая венгерскому трастовому фонду, купила для города автобус. Он был английской марки, использовал бензин и передвигался со скоростью 10 км/ч. Пассажиры заходили вовнутрь через задние двери и рассаживались на скамейки, расположенные по сторонам и состоявшие из четырех сидений. У автобуса было отдельное место для кондуктора. Но появление общественного транспорта вовсе не означало, что в городе есть для него водитель: организованный шоферский экзамен не удалось сдать никому. Специалиста пришлось «заказывать» в Венгрии. Приехавший по просьбе Электроцентрали Йосиф Шинко стал неотъемлемой частью Нови-Сада, равно как и модный желтый автобус, каждое утро выезжавший на улицы города. Работа была тяжелой, без выходных и праздников, зато не очень опасной: на дорогах было всего 3 автомобиля, включая транспорт Йосифа. Через 5 месяцев Шинко перешел на работу в машинное отделение больницы, а на его место был вызван другой водитель. А вскоре в Нови-Сад доставили новый автобус, насчитывающий 30 сидений.

Первый конкурс красоты

Зимой 1922 года парфюмерия «Соа», располагавшаяся на улице Змай Йовина, объявила первый конкурс на самого красивого человека в Нови-Саде. За каждый потраченный в магазине динар покупатель получал бюллетень, в который он мог вписать имя любого жителя города. Заполненные бланки опускались в ящики, выставленные перед входом. Хотя изначально напечатали 3000 бюллетеней, мероприятие вызвало небывалый ажиотаж: «Соа» была вынуждена выпустить дополнительный тираж в 9000 экземпляров. Печатные издания постоянно следили за ходом голосования, а горожане проводили агитацию, настойчиво призывая голосовать за своих кандидатов. По результатам подсчета 11453 голосов победительницей стала Дора Дунджерски, жена влиятельного промышленника Гедеона Дунджерски, – она опередила 30 соперниц, набрав 3916 баллов. Первая красавица Нови-Сада получила дорогой набор для маникюра и, как ни странно, вновь завоевала победу на конкурсе в следующем году.

Первые женщины-ГАИшницы в Нови-Саде

В 1960-х гг в одном из номеров новисадского издания «Дневник» вышла статья о первых женщинах, регулировавших дорожное движение в Нови-Саде вскоре после освобождения города от фашистских захватчиков. В своем интервью одна из регулировщиков писала: «Меня зовут Стевка Раич, я родом из Шайкаша. Я готова рассказать о своей работе в послевоенной Службе безопасности. Моими коллегами были Десанка Меглай и Живка Бекварац. Мы вместе трудились в Дорожной милиции с октября 1944 г до 1946 г (кажется, до августа). В то время мы занимались очень ответственной деятельностью, ведь наши друзья были на фронте — туда отправлялось оружие, все боеприпасы и транспортные средства. Мы упорно, но добросовестно работали. За 14 дней успешно, на радость нашим преподавателям, закончили школу. Я регулировала дорожное движение в самом оживленном месте в городе – у католической церкви, возле памятника Светозару Милетичу. Сперва нас было шестеро, но потом прибыло подкрепление из частей Югославской народной армии. Мы быстро получили форму темно-синего цвета с желтыми поясами, желтые сапоги и пилотки-титовки. На левом рукаве была трехцветная нашивка, по центру которой писалось «Дорожная милиция».

По материалам книг З. Кнежева «Нови Сад: приче из прошлости», Д.Кабича «Први грађани Новог Сада (1743-2013)», М.Васич «Када Бог зажмури», истории Нови Сада, изданной Матицей Сербской, и сборника «Свеске за историју Новог Сада». Все фотографии взяты из сети.

Комментарии из Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *